Старость
Фонд «Старость в радость»
23.06.2020
Текст: Степан Давиденко

Как 18-летний командир прошел войну на «Харлее»

В Великую Отечественную войну вчерашние школьники уходили на фронт и сдерживали наступление немцев. В живых остались единицы. Полковник Аркадий Сычев освобождал Крым, Белоруссию и Прибалтику, а 24 июня 1945 года проехал по Красной Площади во время легендарного парада Победы. Один из последних ветеранов, доживших до наших дней, рассказал +1Люди свою историю.

Без воды

«В 10 утра 22 июня 1941 года у нас в селе Полом в Кировской области началось необыкновенное движение — прошла информация в партийных органах, будто что-то происходит на границе СССР. Мы с друзьями рыбачили на реке Вятка. В 12 часов узнали, что началась война. Вокруг суматоха, неразбериха. Люди куда-то побежали, бросили работать. Забурлило в военкомате и райкоме партии. Объявили мобилизацию для пополнения вооруженных сил. 16 июня я окончил школу, а уже 3 июля был призван в армию», — вспоминает Аркадий Сычев.

Мобилизация, слезы женщин, тревога мужчин, уходящих на фронт. Кировская область принадлежала Московскому военному округу, и всех отправляли сразу под Москву.

Советские войска отступали, неся колоссальные потери. Уже в первые летние месяцы 1941 года соседи и родственники одноклассников получили десятки похоронок. Из школы вместе с Сычевым выпустились больше 50 мальчиков из двух классов. С войны вернулось только 6 человек.

До войны Аркадий Сычев хотел стать летчиком и собирался поступить в летное училище. Но по призыву попал в учебную роту в школу авиамехаников в Кировской области. Курсанты жили по режиму, а во время занятий, приближенных к боевым действиям, им не давали пить. Считалось, что это поможет привыкнуть долгое время обходиться без воды.

18-летний командир на «Харлее»

За год войны советская авиация понесла огромные потери. Много авиамехаников уже не требовалось. Часть курсантов направили на фронт, а некоторых, включая Аркадия Андреевича, снова отправили учиться.

Он попал в Подольское пехотное училище. Окончив его с отличием, получил направление в 52-й отдельный мотоциклетный полк, всего в 18 лет став командиром взвода мотоциклистов. К командиру было особое отношение — к нему было приставлена личная охрана. Гибель командира означала гибель или пленение роты.

«Тогда не спрашивали, какая специальность — требовались люди. Я к мотоциклам не имел отношения, и не знал их. Меня назначили командиром взвода, а потом и роты. Мотоциклиста обучали три дня — и на фронт. Что можно дать за три дня молодому парню, не знакомому с техникой?! Как заводить, ехать и как действовать в бою», — вспоминает ветеран.

В батальон входили 180 мотоциклов «Харлей-Дэвидсон». На каждом — три бойца и ручной пулемет. Рейды в тыл проходили преимущественно в ночное время. Мотоциклисты стремительно продвигались вглубь и наносили короткие удары по отступающим войскам, рвали связь, подрывая мосты. К утру возвращались обратно.

Как командир Аркадий Сычев единственный имел карту местности. Он вспоминает, что главным ориентиром оставались звезды и спидометр, карту использовали только в крайних случаях.

Любая оплошность — смерть

В мотоциклетном батальоне требовались минимальные знания немецкого. Чтобы не привлекать внимание, бойцы одевались в синие комбинезоны без знаков отличия, и только у офицеров были звезды.

Во время походов фонари зажигать и курить запрещалось. Чтобы посмотреть карту, накрывались несколькими палатками. Любая оплошность — смерть. Однажды во время рейда экипаж из отряда Сычева упал в яму и один из солдат крикнул матом, хотя был приказ не говорить по-русски. Это произошло недалеко от деревни, крик услышали местные полицаи и быстро сообщили в немецкую комендатуру. Отряд попал в окружение. Из 140 человек осталось 17. Остальные либо погибли, либо попали в плен.

Пока не поест последний солдат

На солдат легла основная тяжесть войны: солдат первый идет в бой, подставляя грудь под пули. Задача хорошего командира обеспечить ему отдых и еду. Аркадий Сычев руководствовался правилом — никогда не есть первым. Пока не поест последний солдат из его подчинения, он не приступал к обеду. За это солдаты постоянно делились с командиром: несли печенье, папироски, яблоки.

«Мотоциклистов часто использовали как пехотинцев. Мотоциклы близко подъезжали к окопам немцев, двое соскакивали и вступали в рукопашный бой. Однажды я спешился с пистолетом в руке. Курок взведен. Бегу по траншее. Вдруг встретился с немцем, выскочившим из-за угла. Нас разделяли 10-20 см. Он повернул автомат, но я успел раньше и два раза выстрелил ему в грудь. Он упал на колени. А мои колени впервые задрожали», — делится Сычев.

Крым освобожденный

В апреле 1944 года вышли к Крыму. Бои за полуостров были жестокими — обе стороны несли большие потери. Добавилась ужасная антисанитария. Солдаты по три недели находились в окопах, не переодеваясь и не моясь.

Полк Аркадия Сычева 10 апреля 1944 года одним из первых перешел в наступление. Быстрому продвижению мешали разливы рек. Солдаты переносили мотоциклы на руках, чтобы не замочить. Во время переходов через воду немцы обстреливали из минометов и пушек.

Первым делом нужно было занять Джанкой. 11 апреля отряд двигался к населенному пункту. Около Джанкоя встретили небольшие силы врага и в неравном бою пленили 60 офицеров-эсэсовцев. Силы, шедшие позади, забрали пленных.

Самым страшным было во время наступления самим попасть в плен к немцам. Когда их положение ухудшалось, фашисты творили зверства с местными жителями и пленными. Лишь бы пуля не попала в ногу, думал Сычев. Ранение в ногу повышало шанс оказаться плену.

«У нас был пример — Каховка. За нами ночью шла кухня. Главным был лейтенант Анатолий Короткевич. Кухня попала к немцам в плен. Когда мы утром взяли немцев в окружение, нашли его тело, исколотое штыком. Когда вспоминал, что могу попасть в плен, я думал: лучше бы меня убили», — вспоминает ветеран.

«Наш полк в числе первых въехал в Джанкой, оккупированный более 900 дней. Картина была ужасная: жители натерпелись за это время. Немцы хозяйничали там, режим был страшный. Народ ждал нас. В таком же положении был и Бахчисарай, освобожденный следующим», — говорит Аркадий Сычев.

Кащей схватил за шею и держал

На войне Аркадий Андреевич много раз смотрел смерти в лицо. Однажды он ехал на грузовике. Немцы отступали на много километров впереди. В военных условиях в машинах ехали с открытой дверью, держа ручку, чтобы в случае ранения выпасть из кабины. В этот момент послышался выстрел из пушки. Снаряд прошел рядом с головой Сычева. Он оглянулся по сторонам. Позади сидел солдат без головы, а из шеи шла пена с кровью.

При штурме Севастополя полк укрепился у Сапун-горы. Начался авиаудар. Все попрятались в окопы и маленькие подкопы под землю, называемые «лисьими норами». Рядом падали бомбы по 500 кг — грунт ходил, как вода. В момент очередного удара масса земли осыпалась.

Аркадий Сычев, оказавшийся под землей, видел сон, как Кощей схватил его за шею и держал. Связной и личная охрана быстро сориентировались и вытащили командира, но лейтенант несколько дней пролежал в коме.

Мальчик, разрезанный пополам

Немцы, оставляя населенные пункты, поджигали дома и убивали местных. Роте Аркадия Сычева предстояло напасть на штаб немецкой дивизии, взять в плен генерала и захватить документы. Попытка не удалась. К утром немцы уже ушли.

На площади повесили шестерых — двоих женщин и четырех мужчин. Рядом с одной из женщин лежал прикрытый тканью расстрелянный мальчик, практически перерезанный пополам. Оказалось, что полицай, которому женщина отказала в любовной связи, указал, что она партизанка. Когда женщину казнили, на площадь выбежал ее 5-летний сын. Немецкий солдат убил его, а потом выпустил всю обойму, буквально разрезав на две части.

Васенька!

После Крыма Аркадий Сычев освобождал Белоруссию и Прибалтику. В мае 1945 года недалеко от Кенигсберга он стоял в карауле, как вдруг неожиданно началась стрельба. Тогда подумал, что это нападение малочисленных групп немцев, скрывающихся в лесу. Подбежавший сержант успокоил: «Конец войне!». Радости не было предела.

24 июня 1945 года Аркадий Сычев участвовал в Параде Победы в Москве. После парада на Ленинградском шоссе вдоль тротуара собрались толпы людей. На дорогу к проходящим колоннам войск выбежала женщина и бросилась к одному из экипажей с криком: «Васенька!». Она ждала сына с войны и ошиблась, приняв члена экипажа мотоцикла за сына.

Вся страна ждала сыновей, братьев, мужей, отцов... Многие получали письма, что родственник погиб или пропал без вести, но надеялись на лучшее. И ждали.

Поможем вместе

Сегодня еще живы тысячи ветеранов, тружеников тыла, блокадников и узников концлагерей, которым нужна помощь.

Им помогает фонд «Старость в радость».

«Мы не делим пожилых людей на ветеранов и тружеников тыла, вдов военных и инвалидов детства, живущих в домах престарелых или дома. Мы просто видим, что все они нуждаются в помощи, и стараемся ее оказывать», — отмечает пресс-секретарь фонда «Старость в радость» Саша Кузьмичева.

Волонтеры перед праздником навещают десятки домов престарелых в разных регионах России, только в этом году поздравления пройдут в видеоформате.

В день 79-й годовщины начала Великой Отечественной войны, в инстаграме фонда «Старость в радость» появилась первая серия проекта «Исчезающие истории». Это сериал, основанный на рассказах подопечных фонда — ветеранов и свидетелей войны, снятый в формате сторис. «Как любые сторис, эти сюжеты исчезнут спустя сутки. Так же и жизни пожилых людей в домах престарелых угасают без нашего внимания», — сказано в сообщении фонда.

Пожалуйста, давайте вместе поможем фонду «Старость в радость» на +1Люди, чтобы все оставшиеся в живых ветераны и просто одинокие пожилые люди получили необходимую помощь!

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Спасибо за заявку

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...